idealist_t (idealist_t) wrote,
idealist_t
idealist_t

Category:

Третий критический бред

Критика теории прибавочной стоимости

Нельзя терпеть, чтобы машинист получал столько же, сколько переписчик
И. Сталин


Вступление
Хотя Маркса считают мыслителем-универсалом, почти всю свою теоретическую жизнь он посвятил политической экономии. "Капитал" Маркса считается его главной работой, причём её ценность увеличивается от того, что эта работа является единственным крупным трудом Маркса, имеющим положительный характер. Все остальные крупные сочинения Маркса представляют собой критику забытых ныне учений и потому читаются с гораздо меньшим интересом.
Ключевое место в Капитале принадлежит теории прибавочной стоимости, которую можно назвать теорией капиталистической эксплуатации.
В основе теории прибавочной стоимости лежит трудовая теория стоимости, поэтому "разбор полётов" целесообразно начать именно с неё.

Трудовая теория стоимости

I. Теория трудовой стоимости полностью заимствована Марксом у А. Смита и Д. Рикардо. Основная идея этой теории состоит в том, что меновая стоимость вещи определяется количеством труда, затраченного на её изготовление. Это количество по измеряется исключительно его продолжительностью и не зависит от качества (формы) труда.
Разумеется, Маркс прекрасно знает о существовании квалифицированного труда. Однако по его выражению всякий сложный труд есть просто "помноженная простая работа".
Таким образом, согласно трудовой теории стомости, чем больше труда затрачено на производство некоторой вещи, тем больше эта вещь стоит при обмене, тем больше её меновая стоимость, которая не совпадает с полезностью.

II. Согласимся для начала с этой теорией и попробуем применить её практически.
Первая сложность, с которой придётся столкнуться - какова единица измерения, какой труд должен быть выбран за эталон: труд слесаря, землепашца, рудокопа?
Маркс называет такой эталон "средним общественным трудом", не указывая способа его определения.
Вторая трудность возникнет при пересчёте "сложного" труда в "простой". Предположим, что за эталон был принят 1 час работы землепашца, для которого можно весьма точно определить и число потребных калорий, и норму выработки. Чему равен в этих единицах 1 час труда школьного учителя?
На эти вопросы теория Маркса ответа не даёт, выказывая тем самым невозможность своей проверки на практике. Последняя же в соответсвии с марксистским учением является критерием истинности. Иначе говоря, истинность трудовой теории стоимости не может быть проверена опытным путём.

III. Однако трудовая теория стоимости оказывается не только непроверяемой, но и прямо противоречащей известным фактам.
Действительно, во многих случаях труд врача, автоводителя, спасателя тем более ценен, чем быстрее заканчивается. Далее, существует целый ряд меновых стоимостей, различия между которыми вообще не связаны с количеством труда. Такими являются, например, цены на земельные участки в разных частях города или цены различных кусков мяса. Стоимость редкостей, то есть таких вещей, которые не могут быть произвольно умножаемы (картины, вина), также никак не связана с количеством труда. Сюда же можно отнести и ресурсы (нефть), стоимость которых растёт, хотя технология добычи не меняется.
Стоимость торговой марки, как некоторое измерение технического совершенства продукта или гарантии его качества, также не связана с величиной труда.

IV. Разумеется, подобные возражения были Марксу известны. Маркс парирует такие возражения указанием на то, что его теория имеет дело с массовыми, обыденными явлениями. В случаях монополии, когда речь идёт о редкостях, теория неприменима, но это и не существенно, так как последние, по Марксу, имеют малую значимость. Несложно показать, что редкости и монополии играют колоссальное значение в экономике.
Один из главных фактов современной экономики последних тридцати лет - это рост цен на нефть. Однако этот факт при всей его значимости полностью необъясним с помощью трудовой теории. Также ни для кого не секрет, что естественные монополии имеют влияние в мировом масштабе.
Однако существуют также такие вещи, которые не являются редкостями, но также находятся вне зоны действия трудовой теории. К ним относятся компьютерные программы, которые могут быть произвольно умножаемы. Цены на программы слабо связаны с трудозатратами. Факт наличия свободных программ, которые распространяются вообще бесплатно, несмотря на большие трудозатраты при их разработке, полностью выводит из области применимости теории стомости значительный пласт современной экономики.

V. Возникает вопрос, почему трудовая теория стоимости, несостоятельность которой подтверждается полным отсутствием её практического применения, столь долгое время оставалась (и для многих ещё остаётся) важным элементом социалистической идеологии. Это можно объяснить тем, что данная теория является базой для теории прибавочной стоимости. Последняя считается заслугой Маркса, однако также в главных своих чертах разработана А. Смитом и Д. Рикардо. Данная теория служит основой для морального обвинения капитализма. При этом её наукообразный характер придёт моральному обвинению большую убедительность. Не будет преувеличением назвать теорию прибавочной стоимости ключевым аргументом марксизма за требование экономического переустройства общества. Эта теория есть подлинный фундамент вообще всего марксизма, на которой существовал весь послемарксовый социализм. Рассмотрим главные положения этой теории.

Теория прибавочной стоимости

I. Согласно теории прибавочной стоимости рабочий день любого производства разделён на два периода. Продолжительность первого периода именуется необходимым рабочим временем. В течении этого периода рабочим создаются средства, необходимые для поддержания его существования. Весь второй период рабочий создаёт так называемую прибавочную стоимость, которая целиком присваивается капиталистом. Отношение продолжительности второго периода к величине необходимого времени является мерой эксплуатации рабочего капиталистом. Поскольку стоимость согласно трудовой теории пропорциональна рабочему времени, то степень эксплуатации может быть вычислена как отношение величины прибавочной стоимости к величине стоимости, ушедшей на оплату труда. Эти рассуждения Маркс формализует следующим образом.
Пусть К - величина авансированного капитала, состоящего из денежной суммы с, израсходованной на средства производства, и денежной суммы v, израсходованной на оплату труда, то есть К = с + v. В процессе труда создаётся прибавочная стоимость m. Далее Маркс вводит понятие нормы прибавочной стоимости, которая определяется в виде отношения m / v.
Согласно Марксу, "норма прибавочной стоимости есть точное выражение степени эксплуатации рабочей силы капиталом, или рабочего капиталистом".
Итак, грех капитализма (точнее всей экономической формации) состоит в присвоении чужого труда. Общество разделяется по этому признаку на тех, кто присваивает чужой труд - эксплуататоров, и тех, у кого отбирается прибавочный продукт - трудящихся.
Таким образом, моральное по сути учение об эксплуатации приобретает научно-экономическое оформление.
Теория эта выглядит вполне логично. Однако нельзя не сказать о тягостной манере её изложения в "Капитале", где Маркс мучительно для читателя мусолит свою совершенно очевидную и простую мысль, как будто стремясь количество упражнений в арифметике перевести в качество своей теории.
Можно заметить, что в отличие от абстракций трудовой теории, норма прибавочной стоимости формально может быть вычислена для любого коммерческого предприятия. Однако, будет ли эта норма выражать степень присвоения капиталистом продукта чужого труда?

II. Непосредственным практическим выводом из теории является требование уменьшения продолжительности рабочего дня. Однако сразу же можно заметить, что из-за колебаний цен величина нормы прибавочной стоимости будет изменяться при фиксированном рабочем дне. Здесь даёт себя знать практическая негодность трудовой теории стоимости. Требование сокращения рабочего дня имеет собственную ценность и едва ли требует подведения под себя какой-то теории.

III. Далее, прибавочная стоимость попадает не только в "карман капиталиста", но и идёт на накопление капитала. Без накопления капитала современное общество существовать просто не в состоянии. Чтобы не уходить в сугубо экономические дебри, для подтверждения этого достаточно указать на необходимость содержания армии и финансовых резервов, средства на которые составляют часть прибавочной стоимости. Однако факт накопления Маркс демагогически использует также в качестве обвинения капиталистов: "Чем больше растёт капитал благодаря последовательному накоплению, тем сильнее возрастает и та сумма стоимости, которая распадается на фонд потребления и фонд накопления. Капиталист может поэтому жить более роскошно и в то же время усиливать своё «воздержание»."
Эксплуатация не может быть определена как отчуждение прибавочной стоимости, поскольку такое отчуждение является необходимым для существования современного общества и не может быть отменено законом или революцией. Замена частного распределения общественным означает замену частной эксплуатации на государственную (сиречь, бюрократическую) и не уничтожает нормы прибавочной стоимости.

IV. Наконец, третье возражение против марксовой формулы эксплуатации сводится к тому, что величину m никак нельзя считать создаваемой только рабочим. Здесь становится очевидным ещё один принципиальный дефект трудовой теории стоимости.
Всякий труд, даже самый примитивный, становится возможным в силу предыдущего труда. Рабочие работают на станках, изобретённых инженерами и созданными другими рабочими. В свою очередь инженеры в своих изобретениях опирались на теории и эксперименты, созданные трудом учёных. Последние же, может быть, и существовали, как "паразиты", на отнятую прибавочную стоимость, но сами опирались на исследования своих предшественников.
Маркс разрешает эту проблему одним ударом. "С наукой дело обстоит так же, как с естественными силами. Раз закон отклонения магнитной стрелки в сфере действия электрического тока или закон намагничивания железа проходящим вокруг него электрическим током открыты, они уже не стоят ни гроша". Другими словами, труд инженера - это уже даже и не "помноженный простой труд", а нечто подобное естественым силам природы.
В примечаниях к этой жуткой фразе мы находим "Наука вообще «ничего» не стоит капиталисту, что нисколько не препятствует ему эксплуатировать её. Капитал присваивает «чужую» науку, как он присваивает чужой труд". Этот обвинительный пафос входит в противоречие с экономической практикой патентования изобретений, Марксу уже известной. Ещё в большем противоречии эти идеи находятся с современной практикой сетевых предприятий, в балансе которых так называемые нематериальные активы могут составлять более половины всего актива.
Так называемый "прошлый труд" других рабочих Маркс записывает в величину стоимости средств производства. Однако в этом пункте Маркс не упоминает о том, что стоимость труда v обусловлена стоимостью средств производства с. Если в стране нет атомных электростанций, то ваши услуги по их управлению не стоят ни копейки. Если бы вся прибавочная стоимость уходила бы на оплату рабочих, а не изымалась бы капиталистом, то этих рабочих просто бы не существовало, так как с создаётся в том числе за счёт такого изъятия.

Вывод
Таким образом, норма прибавочной стоимости не может служить мерой частного присвоения чужого труда. Главный научный результат политэкономии Маркса оказывается ошибочным и не соответствующим экономической практике.
Форму политической экономии марксизма можно определить как моралистическую метафизику, в которой стоимость, простой труд и необходимое рабочее время выступают в качестве невидимымых и неосязаемых сущностей.
Означает ли сказанное, что эксплуатации не существует, а проблема частного присвоения - не проблема вовсе? Разумеется, нет. Однако, проблема несправедливости капиталистического общества в рамках марксизма своего разрешения не получила.


Tags: Критика, Марксизм, Теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments